Просмотров:

У вас конфликт с собакой? Давайте разберемся

У тебя конфликт с собакой — объясняет владельцу бывалый инструктор.

— Она убегает от тебя с игрушкой.

Это же надо! Какой ужас!!! У меня с МОЕЙ собакой конфликт. Я ей курятинки, я ж её целую в… ну вообщем везде, я ж её на руках… и КОНФЛИКТ! Попробуем поразмыслить без паники, где и когда бывают конфликты в дрессировке собаки. Для начала – если собака убежала от вас с игрушкой – это не конфликт. Она просто занимается своими делами. Отсутствие контакта ещё не конфликт.

Конфликт – столкновение

Для конфликта нужны некоторые вещи – пространство конфликта, стороны конфликта, энергия конфликта, ресурс за который конфликтуют стороны, результаты конфликта.
Самое простое понимание конфликта – конфликт с кошкой за любимое, и кошкой и хозяином кресло. Да это просто – взял за шиворот и выбросил. Куда сложнее если вы конфликтуете за любимое кресло с вашим ротвейлером. Тут не всегда ясно кто кого возьмёт за шиворот и выбросит.
В обоих случаях есть пространство конфликта – кресло, думаете вы. И ошибаетесь. Пространство конфликта – социальная лестница стаи. Есть стороны – субъекты – вы с кошкой, или не дай бог с ротвейлером.

Есть энергия конфликта – та, что вы потратите на выбрасывание из кресла кошки или на возмущения, вылетая из этого кресла при содействии ротвейлера. Ротвейлер даже не вспотеет. У него и потовых желёз нет.

Есть ресурс конфликта – положение в социальной иерархии – статус.
Есть результат – каждый окажется на своём заслуженном месте и в стае и в квартире. Приобретёт статус.
В случае с ротвейлером всё печально – полная разруха на собачьем коврике.

Говорите место на собачьем коврике не ваше? Согласен.

Давайте попробуем этого места избежать, не застрелив любимого ротвейлера за любимое кресло. У нас есть мозг. У ротвейлера тоже – скажете вы, и будете правы, но не покидает надежда, что мозгом мы умеем пользоваться лучше, чем ротвейлеры. Напряжём свой мозг и вскроем череп ротвейлера, чтобы посмотреть на его мозг. Мысленно товарищи, естественно, мысленно. В реале не надо!
Что же мы там видим, пока этот мерзавец лежит в нашем кресле?
А видим тот же конфликт. Как в одном мозге одного ротвейлера и целый конфликт? Именно! Все признаки на лицо:

  • Есть пространство – кора головного мозга
  • Есть ресурс – площадь очага возбуждения
  • Есть субъекты – стороны конфликта – огромный красный дракон — очаг возбуждения связанный с удовольствием от невиданной наглости, провоцирующий гормоны счастья и маленький полудохлый синий червячок – очажок возникший от хозяйского писка срывающимся голосом — ммммииесттто…
  • Есть результат конфликта – красный дракон пожирает маленького синего червячка и становится ещё больше. Этот беспредел имеет строгое научное название – доминанта Ухтомского. Сильный всегда пожирает слабого. Даже если он просто очаг возбуждения в коре головного мозга.


Результат – полная разруха на собачьем коврике.

Что же нам бедным делать?

Вспомнить старую индейскую притчу о двух волках – чёрном и белом, которые борются в любом человеке, как наши очаги возбуждения в любом ротвейлере. Помните, какой победит? Конечно тот, которого мы кормим с самого детства.

И так – кормим нашего синего червячка — вырабатываем контакт и навыки послушания не жалея курятины и разумных легких подталкиваний к той же курятине, получаемой за нужное поведение. И не тогда, когда энергия конфликта это пятьдесят килограммов мускулатуры помноженные на сорок два трехлетних зуба способных хрустеть позвоночником незадачливых гостей как печенькой, а тогда, когда этих зубов ещё и вовсе нет когда они ещё молочные и не поранят даже мадагаскарского таракана. Про наших я не говорю – очень хилые.

Красного наглеца кормить не будем – в прямом смысле. Зарычал, корм убрали на сутки, зарычал снова, снова убрали. Агрессия – игнор, клетка, отсутствие еды и контакта. Очень полезно кормить подрастающих наглых собак только из рук. Со взрослыми наглецами это делать поздновато.

Дождёмся, когда синий червячок вырастет в могучего, холодного, синего дракона. Это очаг возбуждения от контакта с хозяином и навыков послушания. В то же время красный гневливый наглец захиреет и ослабнет. А это очаг возбуждения связанный с желанием установить доминантный статус. Тогда мы просто скажем нашему четвероногому другу, дружески хлопнув по плечу (варианты: холке, попе, ляжке) – посидел, дай другому посидеть. Этого будет достаточно, ну, можно ещё спокойно скомандовать «место!».

Команда – это секретное оружие кинологов. Всегда должно быть наготове.

Тогда мы сможем управлять любым конфликтом, даже провоцировать конфликты в учебных целях. Ведь синий дракон всегда придёт на помощь и подскажет питомцу путь выхода из любого конфликта в нужном нам направлении. Он просто сожрёт мелкие очаги возбуждения от разных отвлекающих моментов, усиливаясь сам, в том числе и красного гневливого недокормленного гадёныша, заглядывающегося на наше кресло.

Так велит доминанта Ухтомского. С нашей помощью, естественно. Так говаривал профессор Преображенский – разруха не на собачьем коврике, а в коре головного мозга…Подзабыл — вернее конфликт в голове, а не между дрессировщиком и собакой.
Чёрт, по-моему, снова не то… склероз.

Поделиться

Похожие статьи

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *